Культура  ->  Литература  | Автор: Ирина Иванченко | Добавлено: 2014-11-11

Персонажи романа "Пиковая дама"

Графиня – Мур – Алёна Ивановна

Графиня Анна Федотовна Томская – это старуха, от которой Германн добивался раскрытия тайны трёх карт. Эту тайну графиня получила от Сен-Жермена, известного шарлатана и жида. А получилось это вот при каких обстоятельствах. Однажды Анна Федотовна проиграла на слово герцогу Орлеанскому очень много. Приехав домой, она объявила мужу о своём проигрыше и приказала заплатить. На что тот ответил отказом. Тогда графиня обратилась к Сен-Жермену , чтобы одолжить у него денег, но он денег не дал. Жермен предложил графине отыграться и назвал ей три заветные карты. И в тот же самый вечер графиня явилась в Версаль и стала понтировать против герцога Орлеанского. Она выбрала три карты, поставила их одну за другою: все три выиграли ей соника, и графиня отыгралась совершенно.

Писатель рассматривает вопрос: не было ли это «подарком судьбы», посланным Дьяволом? Ведь когда графиня умерла от рук Германна, она стала являться ночью к нему в виде призрака. Встаёт вопрос: что за сила выслала покойницу к Германну, как назвать эту силу? Да, покойница не праведница, но и не страшная грешница. На наш взгляд версия, что графиня продала душу Дьяволу, является очень правдоподобной, так как при рассмотрении графини как сгустка тёмных сил достаточно просто объясняются многие моменты, связанные с тайной карт, которые можно списать на проявление воли властителя Преисподнии. Итак, графиня продала душу Дьяволу и стала носителем страшной тайны. В пользу вышеописанного говорит также намёк, выраженный в речи Германна к графине: «Может быть она сопряжена с ужасным грехом, с пагубою вечного блаженства, с дьявольским договором… Подумайте: вы стары; жить вам уже недолго,- я готов взять грех ваш на свою душу».

Даже внешний вид графини подтверждает версию о её загадочном мире. Анне Федотовне восемьдесят лет, Германн присутствовал при том, как графиня раздевалась перед зеркалом, и «стал свидетелем отвратительных таинств её туалета». У старухи «распухшие ноги», «стриженая голова», «отвисшие губы», «мутные глаза». Но эта «старуха» известна и как двадцатилетняя красавица, блиставшая в аристократических салонах Парижа. Она памятна нам и мёртвой, лежащей в гробу, когда, как показалось Герману, «насмешливо взглянула на него, прищуривая одним глазом».

Реальный образ графини существует в повести в нескольких измерениях – в прошлом и настоящем, в жизни и после смерти – в воображении Германна, являясь в конечном счёте как бы воплощением недоброжелательности. Действительно, сначала графиня отказывается открыть Германну свою тайну, затем, обернувшись пиковой дамой, приводит его к катастрофе. Графиня предстаёт перед нами как живая личность, со своим характером и своей речью , и как обобщение, как видение и символический знак . Век графини – век моды, лёгкого отношения к деньгам и жизни. Графиня в старости полна заносчивости и властности. Её даже собственный муж боится как огня.

«Пиковую даму» Александр Сергеевич Пушкин читал своему другу П.В. Нащокину, который впоследствии рассказывал, что «главная завязка не вымышлена. Старуха-графиня – это Наталья Петровна Голицына, действительно жившая в Париже в том роде, как описал Пушкин. Внук её, Голицын, рассказывал Пушкину, что однажды он проигрался и пришёл к бабке просить денег. Денег она ему не дала, а сказала три карты, назначенные ей в Париже Сен-Жерменом, алхимиком и знаменитым авантюристом VIII века. «Попробуй!» - сказала бабушка. Внучек поставил карты и отыгрался. Нащокин заметил Пушкину, что «графиня не похожа на Голицыну, но что в ней больше сходства с Н.К. Загряжскою, другою старухою. Пушкин согласился с этим замечанием и отвечал, что ему легче было изобразить Голицыну, чем Загряжскую, у которой характер и привычки более сложны».

Мы видим, что художественный образ графини Томской глубоко содержателен – он открывает исторические и национально конкретные черты и особенности русской аристократии, даёт представление о её жизни, идеалах, обычаях.

Да, в молодости красота, власть над мужчинами, бурная светская жизнь, а сейчас в старости – бесконечные воспоминания и полное равнодушие к окружающим. А ещё желание повелевать и добиваться исполнения всех капризов.

У прототипа графини Томской Натальи Петровны Голицыной подъезд дворца всегда был освещён, к нему подъезжали кареты. Княгиню поздравляла с именинами императорская семья, у неё собирались для игры в вист посланники и министры. Княгиня «усатая», как звали её из-за росших над верхней губой усов, в 1835 году была ещё жива, ей перевалило за девяносто. Высокие окна в доме таинственной «пиковой дамы» горели допоздна. Словом, Голицыну окружала роскошь, власть, деньги, слава. Чем не обстановка графини Томской? Те же вечера, балы, игры в карты, тянувшиеся до утра.

А интерьер графини! Интерьер также может охарактеризовать её. Автор называет предметы её туалета: банка румян, коробка со шпильками, чепец с лентами и множество других вещей. Обилие дамских безделушек свидетельствует о светской жизни, о стремлении следить за модой, заставить уважать себя. Интерьер раскрывает нам сущность графини: с одной стороны – богатой светской дамы, с другой – отживающей свой век гордой старухи. В покоях графини стены обиты китайскими обоями, стоят штофные диваны и кресла, золотая лампада.

Мы не раз уже заметили, что графиня любила подчинять себе тех, кто ниже её, слабее душевно. В рассказе Людмилы Евгеньевны Улицкой «Пиковая Дама» мы видим Мур, которая ничем не уступала графине. Это такая же капризная старуха, любящая быть в центре внимания, в молодости у неё было много любовников. Графиня Томская, мы знаем, также имела большой успех у противоположного пола. В Париже за ней волочился Ришелье, и как графиня уверяла, чуть было не застрелился от её жестокости.

Мур о своих любовниках любила упоминать при любом удобном случае, даже гордясь этим. Имя этим любовникам было легион. Сначала Маецкий, как она упоминает, она его увела у какой-то Лилечки, затем известный режиссёр, далее авиатор, испытатель, красавец. Потом архитектор, бурный роман с тайным генералом, «шашни» с мужниным секретарём, с мужем любимой подруги, каким-то биологическим академиком, и ещё, и ещё… «Немало бумаги было измарано в честь её бледных локонов и неизречённых тайн души лучшими перьями, а по её портретам, хранящимся в музеях и частных собраниях, можно было изучать художественные течения начала века».

Мур также деспотически относится к своим близким, родным. В ней чувствуется эгоизм, невежество, которое просто отталкивает нас, даже в своей речи она употребляет непечатную лексику по отношению к собственным внукам.

Графиня и Мур очень похожи. Даже Марек, зять Мур, говорит о своей тёще так: «Пушкин «Пиковую Даму» с Мур писал». И всё же Пушкин как будто добрее, снисходительнее что ли к своей героине: «Графиня, конечно, не имела злой души, но была своенравна, как женщина, избалованная светом, скупа и погружена в холодный эгоизм…». А старуха Мур Л.Е. Улицкой, по словам её бывшего зятя, человека умного и проницательного, «чудовище, гений эгоизма, Пиковая Дама, всех уничтожила, всех похоронила…».

Эти две старухи во многом определяют судьбы героев. У Пушкина в «Пиковой Даме» мы видим эпиграф, который сразу же сулил неприятности: «Пиковая Дама означает тайную недоброжелательность». Мы видим, как графиня не желает расстаться с тайной трёх карт и умирает на глазах у Германна. Явившись ему ночью, она объявляет счастливыми тройку, семёрку и туза. Но в третьей игре вместо туза, сулившего Германну огромный выигрыш, в руках у героя оказывается роковая пиковая дама. Старуха в самом сознании Германна, устранившем её, ведёт свою контригру и является из его же сознания пиковой дамой, судьбой, которую сам он избрал. Ведь сам он выбрал последнюю карту. «Пиковая Дама» наказывает Германна за его стремление к богатству. Может, она хотела показать ему, что в жизни не это главное, а есть ещё любовь, счастье, которое не купишь за деньги. Но Германн был одержим своей идеей и больше ничего не смог бы ценить в жизни, кроме богатства.

Графиня Томская решила судьбу Германна: он оказывается в сумасшедшем доме. Мур же своей жестокостью, холодностью, своим полным равнодушием, можно сказать, убивает Анну Фёдоровну, свою дочь. И всё равно остаётся верной собственному эгоизму.

Томская любила повелевать своей воспитанницей Лизанькой; она её унижала, оскорбляла: «Раскрой-ка первый том, читай вслух… Громче! Что с тобою, мать моя, с голосу спала что ли?.. Погоди: подвинь мне скамеечку. Ближе... ну?» Во всех смертных грехах у графини была виновата Лизавета Ивановна, во всех ошибках автора, допущенных в книге. Также графиня хочет сыграть роль в судьбе Лизы и тогда, когда просит Германна жениться на воспитаннице. Но по нашему мнению, это добрый жест со стороны графини к Лизе. Ведь она хочет, чтобы Германн не бросил и так одинокую, беззащитную, обманутую им воспитанницу.

Но всё-таки эпиграф говорит о недоброжелательности. Недоброжелательность графини, действительно, была тайной. Германн не ожидал такого поворота событий, не ожидал, что проиграет, что попадёт в психиатрическую лечебницу. Но его сумасшествие – плата за все его злодейства.

У Улицкой же карточная пиковая дама превращается в реальную Пиковую Даму, но только недоброжелательность её уже не тайная, а откровенная, доходящая, если что-то делается не по её желанию, до настоящей агрессии. А угодить Мур почти невозможно: ей, «как беременной женщине, постоянно хотелось чего-то неизвестного, неопределённого, - словом, поди туда, незнамо куда, и принеси то, незнамо что». Складывается впечатление, что вся её жизнь – цепь непрерывных удовольствий, которые она не забывает вытребовать у окружающих. Мур хочет, чтобы все в доме слушались её беспрекословно, повиновались ей. И когда её родные решили один раз не послушать её, она скандалит по поводу вскрывшегося обмана. Старуха была категорически против поездки правнуков в Грецию, мотивируя это лишь тем, что сама она там никогда не была. Её не останавливает даже пощёчина, которую «наотмашь влепила» ей внучка. Мур продолжает кричать: «Что? Что? Всё равно будет так, как я хочу».

Мур совершенно равнодушна к своей дочери, она даже её смерть воспринимает как обычное явление в жизни. Мур при жизни Анны Фёдоровны не дала той возможности быть счастливой. Она запретила ей жить с любимым человеком. Мур притворялась, что больна, что не может жить без Анны Фёдоровны. Но всё это была ложь. Анна Фёдоровна пошла на всё ради матери, отказалась от любви, стала выполнять все её приказания. Она не получала взамен ничего, никакой материнской любви, ласки. А Мур это было совершенно безразлично, она не ценила те жертвы, на которые шла её дочь, свои прихоти она всегда ставила на первое место.

Сравнивая «Пиковых Дам», мы обратили внимание на то, что в романе Достоевского «Преступление и наказание» есть героиня, и внутренне, и внешне похожая на наших героинь. Это Алёна Ивановна – старуха-процентщица. Мы узнаём о ней из разговора, произошедшего в трактире между студентом и офицером. Они говорят о жестокости этой женщины к клиентам, о её несметном богатстве. Её жестокость иногда не знала предела. У Алёны Ивановны есть сестра Лизавета, которая живёт вместе с ней. Старуха может избить её и при этом её сердце, душа остаются непоколебимыми. Для Алёны Ивановны накопительство стало целью всей её жизни. Она всё богатеет и богатеет, её деньги лежат в доме во всех углах. Она их прячет в комод, в сундук, заматывает в различные тряпки. Даже на шее у неё висит ключ от сундука. Вот до чего довела её скупость.

Алёна Ивановна – это настоящая Пиковая Дама. Она также страшна своим эгоизмом, деспотизмом. Она любила только себя, она превозносила своё «я» до небес. Действительно, становится страшно, что есть такие люди: бессердечные, безжалостные. Старуха-процентщица всегда сидит дома, никогда не выходит на улицу, за покупками у неё ходит Лизавета, родная сестра, которая во всём слушается Алёны Ивановны, выполняет все приказы. Клиенты к старухе приходят домой, она к ним относится с недоверием, всегда хочет уличить в чём-нибудь.

Поразительное сходство между этими старухами навело нас на размышления о вечных проблемах, существующих в обществе. В первую очередь, это унижение и оскорбление слабых, кротких, добрых. Но самое страшное в том, что такие люди, как Пиковая Дама, унижают не только воспитанниц, но и их агрессия в конечном счёте доходит до сестры, а далее даже до дочери. Таким людям безразлично, кого они обижают, кто перед ними: дочь или прислуга. Эти люди тешат своё властолюбие, капризничают, привередничают, они равнодушны к собственным детям, внукам, живут только для себя, являясь в конечном счёте символом крайнего эгоизма. Для Пиковых Дам и в одном, и в другом произведении остаётся вечной страсть к наживе, к богатству, к деньгам. Время никак не изменило их, какая Пиковая Дама была в XIX веке, такая она и осталась в XX веке. Только обстановка меняется, меняются ситуации, в которых они показаны, а главное то, что свою сущность, свой деспотический характер они пронесли через года.

Но давайте остановимся подробней на тех, кто подвергся их унижению, мы убедимся, какую роль они сыграли в жизни «униженных и оскорблённых».

Лизавета Ивановна - Лизавета - Анна Фёдоровна

В «Пиковой Даме А.С. Пушкина мы знакомимся с Лизаветой Ивановной. Без Лизы не сложился бы сам сюжет повести. Задумывая «Пиковую Даму», Пушкин встал перед вопросом: как выстроить сюжет, чтобы Германн мог с глазу на глаз встретиться с неприступной владелицей манящей тайны? Так возник образ юной воспитанницы.

Познакомимся с Лизой. Перед нами Лизавета Ивановна, перенесённая в мир петербургской аристократии. Не обедневшая крестьянка, но бесприданница, наверное, её отец умер, она живёт свою одинокую жизнь, но почему-то не с матерью, а со старой графиней.

Это обстоятельство явно подчёркнуто автором. Многократно встречается в тексте эпитет «бедная» , и это повторение тем более значительно, поскольку в сознании читателя эпитет ассоциируется с именем Лиза.

Глубже раскрыть образ персонажа, понять скрытые мотивы поступков поможет интерьер. Ширмы в комнате девушки оклеены обоями, стоит крашеная кровать и сальная свеча. Её комната обставлена очень бедно по сравнению с комнатой графини, у которой китайские обои, штофные диван и кресла. Мы начинаем сочувствовать Лизавете. Мы сочувствуем героине ещё и потому, что по натуре своей «она была самолюбива, живо чувствовала своё положение».

Достаточно обратиться к одной из страниц повести и перечитать эпизод, в котором графиня собирается на прогулку, терзая необоснованными попрёками бедную воспитанницу. «Горек чужой хлеб, говорит Данте, и тяжелы ступени чужого крыльца, а кому и знать горечь зависимости, как не бедной воспитаннице знатной старухи?.. Лизавета Ивановна была домашней мученицею».

Именно Лизаветой Ивановной решил воспользоваться Германн для достижения своей цели, для того чтобы узнать тайну трёх карт. Лиза становится жертвой Германна. Неопытная девушка попадает в сети, расставленные героем.

Германн пишет воспитаннице страстные письма, в которых он признаётся ей в любви. Но разве можно так ничтожно обходиться с чувствами других?

Героиня названа не Елизаветой, а Лизаветой. И в этом не только простонародность стиля, принятого у старых аристократов, но невозможность величавого имени для скромной по своим душевным возможностям героини. Мы обратились к «Словарю русских личных имён» и узнали, что значит имя Елизавета. Елизавета - «Бог - моя клятва», «Богом клянусь», «Бог мой - клятва», «Бог клятвы, почитающая Бога». Лиза - это символ душевной чистоты, доверчивости, отданности чувствам.

Пушкин рисует, используя лексику и стилистику сентиментализма, портрет девушки, обаятельной в своей свежей простоте. «Лизавета Ивановна была сто раз милее наглых и холодных невест...». Автор показывает её существование полностью подчинённым капризному произволу старой графини, «жалкую» роль, которую играет в свете «бедная воспитанница знатной старухи», её бедность, ещё более разящую на фоне пышной аристократической среды.

Слова, которые Лизавета Ивановна произносит про себя после сцены с графиней и с Томским во второй главе: «И вот моя жизнь!» - непосредственно предшествуют представлению героини читателю, придают голосу автора определённую интонацию, а также психологическую верность его замечанию: «Она была самолюбива, живо чувствовала своё положение и глядела кругом себя - с нетерпением ожидая избавителя».

Но это не значит, что влюблённость Лизаветы к Германну поддельна, продиктована холодным расчётом. Подобные утверждения, высказанные некоторыми критиками, являются несправедливыми по отношению к сложности психологического типа, созданного Пушкиным.

После того, как Германн бросает Лизавету, она не заканчивает свою жизнь самоубийством или уходит в монастырь, как это обычно происходит в романах. «Лизавета Ивановна вышла замуж за очень любезного молодого человека; он где-то служит и имеет порядочное состояние: он сын бывшего управителя у старой графини. У Лизаветы Ивановны воспитывается бедная родственница».

Посмотрим, кто становится жертвой капризной старухи в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Имя Лизаветы сразу же бросается нам в глаза. И история словно повторяется. Лизавета - младшая сестра Алёны Ивановны. Она молода, не замужем. Зарабатывает она сама, но даже эти, заработанные своим трудом деньги, забирает коварная Алёна Ивановна. Эта старуха ещё и бьёт свою сестру. Все люди кругом жалеют Лизавету и не понимают, почему она, такая сильная, молодая, поддаётся побоям какой-то жалкой старушонки. Почему она позволяет так поступать с ней? В пушкинской повести всё ясно: причины покорности Лизаньки - бедность, зависимость от благодетельницы. А в чём причина другой Лизаветы? Причина проста: ей некуда пойти. У неё больше нет здесь никого родного, близкого. Она стала жертвой не только собственной сестры, но и Родиона Раскольникова. Лизавета становится случайной свидетельницей злосчастного убийства собственной сестры. Ни в чём не повинная, она погибает от рук этого человека. Чем не Лизавета Ивановна? Они обе жертвы привередливых старух и жертвы мужчин. Только в первом случае происходит предательство со стороны сильного пола, а во втором - убийство. За что умирает Лизавета? Даже не успела увидеть счастья, любви, настоящей жизни, жизни, которой достойна такая, как она: с чистым сердцем, доброй душой. Лизавета, не причинившая никому зла, достойна была другой участи.

А кто же жертва в рассказе Л.Е. Улицкой «Пиковая Дама»? Это Анна Фёдоровна - известный профессор, искусный хирург, ей шестьдесят лет. Её мать зовут Мур. А что же вполне самостоятельную, ни от кого не зависящую женщину, заставляет потакать капризам Мур? «Анна Фёдоровна с раннего детства замирала перед дверью матери, она, как боксёр перед встречей с сильнейшим противником, готовилась на достойное поражение». Анна Фёдоровна всегда трепетала перед девяностолетней Мур. Она боялась чем-нибудь не угодить ей. Заходя в комнату к Мур, Анна Фёдоровна нервно проверяла пуговицы на кофточке - правильно ли застёгнуты. Может чулки она надела кошмарные или причесалась не так. Она боялась хоть чем-нибудь не угодить Мур. Если что-то было не так, непонятно почему Анна Фёдоровна начинала извиняться, оправдываться. А если её всё-таки начинали раздражать замечания Мур, то она мысленно старалась сосчитать до десяти, и снова злость Анны Фёдоровны не выливалась в обидные слова.

На вопрос, что же заставляет Анну Фёдоровну подчиняться помыканиям матери, она отвечает кратко: «Я её боюсь. И есть долг. И есть жалость». В этих словах мы видим характер совестливый, сострадательный и мягкий.

Автор отмечает отчаяние, испытываемое «из-за невозможности любить и неспособности не любить эту тонкую, нечеловечески красивую, всегда театрально разодетую женщину, которая приходится родной матерью».

В жизни Анны Фёдоровны, как и Лизаветы Ивановны, был мужчина, любимый Марек. Мур противостояла их браку. Марек, видимо, был слаб характером, раз не стал бороться за право быть с Анной Фёдоровной. И теперь понятна обида Анны Фёдоровны, понятна её душа, которая ныла от смутной горечи и недоумения, когда Марек, не знавший даже о существовании внуков, который столько лет не давал о себе знать, вдруг приехал и завладел вниманием всех домашних.

Анна Фёдоровна, которая всегда, «подчинясь неведомой силе, неслась выполнять очередную материнскую прихоть», как мы помним, один раз в жизни решилась поставить Мур перед фактом семейного неповиновения. В тайне от старухи готовились иностранные паспорта, получались визы для поездки в Грецию.

Наконец, тайные приготовления в доме Мур окончены, скоро придёт такси, дети уедут, обман откроется позже, и будущий скандал, который устроит «Пиковая Дама», никого уже не пугает. И вдруг неожиданная развязка: смерть Анны Фёдоровны, налегке выбежавшей за молоком для Мур. Нелепость этой смерти потрясает. Почему Анна Фёдоровна? За что? Ведь сумасшествие Германна - плата за его злодеяния: вскружил голову бедной воспитаннице, уморил старую графиню, погубил собственную душу. За что платит Анна Фёдоровна?

Эти героини, жившие в разное время, несли за собой проблемы вечности, проблемы, которые их объединяют - терпение каприз и обид со стороны сильных, властных женщин, невозможность защитить себя, постоять за себя. Эти проблемы актуальны и сейчас. Героинь различает только их положение в обществе: одна - воспитанница, другая - сестра, третья - дочь.

Германн - Раскольников – Марек

С Германном мы знакомимся в самом начале повести А. С. Пушкина «Пиковая Дама». Каков же он? Что говорит он сам о себе? Какую характеристику дают ему другие персонажи повести и автор?

Германн, как верно пишет Ю. Манн, - фамилия героя, а не его имя. В переводе с древнегерманского она означает «воинственный». Жермен имеет ту же латинскую основу, что и имя Германн . Стало быть, вряд ли можно согласиться с С. Бочаровым, поддержавшим бытующую версию о тождестве имени Жермен и фамилии Германн - стоит и даже нужно говорить об обманчивости их переклички, которая как раз благодаря этому своему качеству обретает весомую значимость в художественной структуре «Пиковой Дамы».

Пушкин: «Германн был сын обрусевшего немца, оставившего ему маленький капитал. Будучи твёрдо убеждён в необходимости упрочить свою независимость, Германн не касался и процентов, жил одним жалованьем, не позволял себе малейшей прихоти. Впрочем, он был скрытен и честолюбив, и товарищи его редко имели случай посмеяться над его излишней бережливостью. Он имел сильные страсти и огненное воображение, но твёрдость спасла его от обыкновенных заблуждений молодости. Так, например, будучи в душе игрок, никогда не брал он карты в руки, ибо рассчитал, что его состояние не позволяло ему жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее, - а между тем целые ночи просиживал за карточными столами и следовал с лихорадочным трепетом за различными оборотами игры».

В авторской характеристике героя есть одно слово, на которое надо обратить внимание, - «честолюбив». Обратимся к словарю В.И. Даля: «Честолюбие - искательство внешней чести, уважения, почёта, почестей... побужденье внешнее и низкое; честолюбивый человек - страстный к чинам, отличиям, к славе, похвалам и потому действующий не по нравственным убеждениям...».

Пушкин даёт психологический портрет героя. Расчётливость, бережливость, скрытность - и вдруг - сильные страсти и огненное воображение. Как это совместилось в одном человеке? Уже в самой натуре Германна заложена причина его трагедии.

А что же говорит о себе сам Германн? «Игра занимает меня сильно, но я не в состоянии жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее». «Германн - немец: он расчётлив, вот и всё!» - говорит Томский, объясняя нежелание своего приятеля вступать в игру.

Мы не можем не заметить, что Германн отличается от Томского и других молодых людей: им всё даётся даром, для Германна жизнь тяжела, он человек скромного достатка и скромного общественного положения. Поэтому и отношение к игре разное: для них - забава, для него - сила успеха, деньги, дающие власть.

Изучая характер Германна, мы видим в нём совершенно противоположные качества: страстность и неуёмность - принадлежащие к русскому началу, самообладание и внутренняя дисциплина - принадлежащие к немецкому началу.

Германн беден и не может рисковать, но, имея «сильные страсти и пылкое воображение», «в душе игрок», то есть человек, стремящийся разом переступить границу желанного, но недозволенного. Чего же желает Германн? Денег? Да, он мечтает о том, что карты утроят, усемерят его капитал и доставят «покой и независимость». Пушкин повторит эти слова, говоря, что «излишняя бережливость» Германна объясняется тем, что он был «твёрдо убеждён в необходимости упрочить свою независимость». Не богатства, как такового, ищет Германн. Его манят не мещанские, а аристократические ценности. Он силой случая, карт, хочет перескочить из одного сословия в другое, потому что душа его скроена не по сословному канону. Германн впечатлителен, нервы спорят с его расчётливостью, чёткое правило «не жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнее» опровергается поведением: он «целые ночи просиживал над карточными столами. Анекдот о трёх картах сильно подействовал на его воображение и целую ночь не выходил из его головы».

Карты для Германна - это не только игра; для него самого, как он говорит, существуют три верные карты - расчёт, умеренность и трудолюбие. Они являются установкой на постепенность накопления, без резкого обогащения, но и без срывов. А мысль о карточном выигрыше, которую Германн старательно подавляет, но которой в конце концов поддаётся, есть нарушение установки на постепенность накопления. Все надежды переносятся на удачу и внезапность.

В том случае, когда задают тон расчёт и умеренность, все события развиваются логично и правильно, определённые причины ведут к определённым последствиям. Во втором случае открывается возможность для вмешательства неконтролируемых сил, за которыми можно подозревать присутствие сил потусторонних, высших.

Что же меняется, когда герой узнаёт анекдот о трёх картах? Герой, «обладая сильными страстями и огненным воображением», лихорадочно перебирает в уме все возможности для того, чтобы узнать тайну трёх карт у графини: «...представиться ей, подбиться в её милость...», «пожалуй, сделаться её любовником, - на это всё требуется время - а ей восемьдесят семь лет, - она может умереть через неделю, - через два дня!». Стать любовником старухи под девяносто лет! Чудовищное, противоестественное намерение! Но не для Германна: он готов на всё; здесь твёрдый расчёт и совершенно нет... чувства. Всё-таки Германн тайно проникает в спальню графини. Он решился стать её любовником, чтобы получить отгадку трёх карт. Он видит на стене спальни портрет «красавицы» - портрет графини в молодости. Когда Германн спускается по потаённой лестнице, выводящей из дома графини, он вдруг представляет, как «по этой самой лестнице, может быть, шестьдесят лет назад, в эту самую спальню, в такой же час... прижимая к сердцу треугольную шляпу, прокрадывался молодой счастливец».

Но всё же между Германном и графиней - непроходимая сословная пропасть. Он военный инженер, не больше, он страстно стремится от зелёного карточного стола молниеносно взлететь вверх по имущественной лестнице.

Сознание Германна обуреваемо мыслью: как попасть в дом к старой графине? Для этого он использует бедную Лизу. Его любовные отношения с Лизой - простой расчёт.

Поставив своей целью, познакомившись с Лизаветой Ивановной, проникнуть в дом к графине, Германн списывает первое письмо со страниц немецкого романа, но чувство увлекает его, и следующие письма он сочиняет сам. Лиза для него не только средство достижения цели, иначе зачем ему после смерти графини рассказывать бедной воспитаннице, что он был причиною смерти её «благодетельницы»?

Германна и Лизу сближает их положение, в котором желание натуры подчиняться чужим требованиям. Но всё-таки не простодушное влечение сердца заставило Германна обратить внимание на Лизу, а расчёт, не искренность, а аккуратно выстроенная лживая игра.

Обратим внимание на слово «игра» - ещё один ключ к разгадке пушкинской повести. Чем хотел Германн достичь успеха? Карточной игрой. Сменились обстоятельства, этого оказалось недостаточно - и он включается в любовную игру. А где же настоящая жизнь? Почему у Германна её нет? Где нет места искренним чувствам, там нет и настоящей жизни. Искренние чувства не могут существовать в двойственной натуре Германна, русского немца, в двойственной мотивировке его поведения - прозаический «немецкий» расчёт, низкая жажда приобретения и «огненное воображение», страсть игрока; левая и правая двери за ширмами, между которыми он выбирает в доме графини. На самом деле всё это сводится к поединку Германна с самою жизнью, в которой он преследует одну цель, и все его действия имеют однолинейное устремление - это и есть его неподвижная идея, а жизнь - подвижная - перед ним иронически и коварно двоится, его интрига двоится, и это раздвоение интриги несёт с собой поражение Германна. Неподвижная идея против подвижной жизни.

На этот путь раздвоения интриги встал он сам, когда увидел в окне черноволосую головку. «Эта минута решила его участь». Любовная интрига и стала путём раздвоения. Германн пишет любовные письма, «вдохновенный страстью», но под этим общим именем «страсть» смешиваются достижение тайны обогащения и роман с воспитанницей графини. В отношениях Германна с Лизаветой Ивановной работают традиционные эмоциональные слова-шаблоны: оба всё время «трепещут», «терзаются» и т. п. Эти слова создают впечатление общих чувств, но они покрывают чувства, направленные в разные стороны. Это разъединение внутри эмоционального общего стиля наконец открывается в ночной сцене свидания: «Лизавета Ивановна выслушала его с ужасом... сердце его также терзалось... Одно его ужасало: невозвратная потеря тайны...».

Раздвоение личности Германна происходит и перед графиней Томской в сцене выпытывания тайны. Германн так же страстен: как алчный приобретатель, разбойник и вор - и как пылкий любовник и сын, наследник тайны.

Наконец, его видение: получение тайны от белого призрака. Речь покойной графини тоже двоится внутри себя , но затем прощает она его уже, кажется, от себя, от себя же сопровождая открытие тайны условием, чтобы Германн женился на её воспитаннице. Этим условием Германн пренебрегает совсем. Лизавета Ивановна забыта им, стремящимся к одной цели. Германн становится жертвой такого хода вещей, что тройка, семёрка, туз вытесняют образ мёртвой старухи и все с нею связанные условия.

Оказавшись виновником смерти графини, Германн «не чувствовал угрызения совести», горесть и прелесть Лизы «не тревожат суровой души его». Сердце его... терзалось «невозвратной потерей тайны, от которой ожидал обогащения». Но, попрощавшись с Лизой и снова войдя в спальню графини, Германн остановился перед мёртвой старухой, которая сидела, окаменев в глубоком спокойствии, и «долго смотрел на неё, как бы желая удостовериться в ужасной истине». Да, смерть графини для Германна - «ужасная истина», к которой он не может привыкнуть не только потому, что с её жизнью исчезла тайна трёх карт. «Не чувствуя раскаяния, он не мог однако совершенно заглушить голос совести, твердивший ему: ты убийца старухи!» И на похоронах графини, где «никто не плакал», в равнодушной и любопытствующей толпе, Германн и Лиза - единственные лица с живыми чувствами. Решившись подойти к гробу, Германн «поклонился в землю и несколько минут лежал на холодном полу, усыпанном ельником. Наконец приподнялся, бледен, как сама покойница, взошёл на ступени катафалка и наклонился... В эту минуту показалось ему, что мёртвая насмешливо взглянула на него, прищуривая одним глазом. Германн, поспешно поддавшись назад, оступился и навзничь грянулся об земь. Его подняли. В то же самое время Лизавету Ивановну вынесли в обмороке на паперть».

Мёртвая графиня не даёт Германну покоя, он гонит её из своих мыслей, но не в силах этого сделать. Видение, приход графини к Германну, объясняется в тексте расстроенным его воображением. «Целый день Германн был чрезвычайно расстроен». Попытка «заглушить внутреннее волнение» вином не удаётся: оно «ещё более горячило его воображение». И после сна Германн «думал о похоронах старой графини». Видение - это осуществление желаний Германна и проявление голоса его совести. Это не сон, не мистическое вмешательство неба в его судьбу. Каждое слово графини подготовлено его опытом. Германн постоянно думает о том, как утроить, усемерить свой капитал и обрести независимость, всевластие, то есть на карточном жаргоне стать тузом. До видения эти слова постоянно повторяются в тексте, они неотлучны от сознания Германна. Тайна трёх карт - собственная догадка героя, а не милостивое благодеяние. Германну хотелось, чтобы его вина была прощена. И прощение приходит. Германн чувствует свою вину перед Лизой, и призрак графини велит жениться на воспитаннице.

Видение графини - призрак сознания самого Германна, освобождающий от упрёков совести и позволяющий действовать.

Германн начинает играть и добивается выигрыша, но голос совести в нём оказывается непобедимым. Сцена похорон повторяется в сцене проигрыша. Там Германн «оступился», здесь «обдёрнулся». И как тогда мёртвая старуха, «прищуривая одним глазом», так теперь пиковая дама прищурилась и усмехнулась. Необыкновенное сходство поразило его...

  • Старуха! - закричал он в ужасе.

Сходство ситуаций этих двух эпизодов в композиции повести подчёркивает неотвратимость внутреннего суда человека. Мёртвая старуха и дама «пик» насмешливо смотрят на попытки Германна разом вырваться из колеи унизительной жизни и переломить натуру, которая не сводится к холодному расчёту и не прощает преступлений. Графиня, как судьба, преследует Германна именно потому, что он человечен...

«Покой и независимость», счастье, благополучие не могут быть добыты преступлением. Наследником этой мысли стал Ф.М. Достоевский. В своём романе «Преступление и наказание» автор описывает крушение такой же идеи Родиона Раскольникова.

Родион Раскольников - бедный студент Петербургского университета, который был вынужден бросить учёбу из-за нервного и физического истощения. Мы видим, в каких ужасных условиях живёт Раскольников: он беден, у него нет приличной одежды, его комната похожа больше на шкаф, чем на жилище человека, у него нет денег даже на то, чтобы заплатить хозяйке за жильё, и он вынужден от неё скрываться. Мать и сестра Раскольникова живут далеко от Петербурга, живут они бедно, но помогают Родиону как могут. Вокруг себя Раскольников видит ту же бедность, человеческое страдание, смерть. Он задаёт себе вопрос, почему одни люди живут в роскоши, а другие, которые гораздо лучше, нравственнее первых, должны умирать от голода и нищеты.

Раскольников понимает, что мир устроен несправедливо. Он хочет изменить существующий порядок вещей, но он понимает, что изменить мир может только человек необыкновенный - «властелин». Родион Раскольников создаёт свою теорию, согласно которой все люди делятся на две категории. Первая - «властелины», этих людей очень мало в мире, это те, кто осуществляет прогресс общества, такие как Наполеон или Ньютон. Их главной задачей является управление остальной массой, «людьми обыкновенными», как их называет Раскольников. Раскольников был сторонником того, что великая цель оправдывает любые средства. Он считал себя «властелином», но он хотел употребить свои возможности и свою власть не ради собственной славы, а ради того, чтобы помочь бедным людям.

Для того, чтобы проверить к какой категории людей он принадлежит, Раскольников решается на убийство старухи-процентщицы Алёны Ивановны. Он знает, что у неё много денег. Она очень богата, но все её деньги пропадают зря, а после смерти она их завещала в монастырь. Раскольников понимает, что на эти деньги можно спасти не один десяток жизней.

Родион решает прийти к старухе под предлогом сдать под проценты свои старые часы, доставшиеся от отца, и колечко от родной сестры. Он заворачивает всё в несколько слоёв бумаги, с целью, что это займёт Алёну Ивановну. Старуха будет отвлечена, а Родион в это время её убьёт. Раскольников хочет совершить убийство топором и специально его крадёт. Он пришивает внутри пальто различные карманы для того, чтобы топор не был заметен со стороны.

Удивительным образом Раскольникова и Германна объединяет идея. У каждого была своя цель, которую им во что бы то ни стало нужно было осуществить. Они были просто движимы этими идеями. Но идея на каждого повлияла по-разному. Германна она погубила; Раскольникова же она поставила на путь исцеления души. Хотя он и убивает, но не падает нравственно, он платит по заслугам, и мы видим его возрождение. Раскольникова мучают сны, они не дают ему спокойно жить. Он человек с чистой душой, Родион не может заглушить внутренний голос совести. Раскольников не выдерживает морально и, наконец, раскаивается в содеянном преступлении. Идея наполеонизма рухнула.

Удивительно, но в Германне мы также видим Наполеона. Для него Наполеон - фантастический игрок на поле. Перед Наполеоном встаёт вопрос о возможностях, прежде неслыханных, воли одного человека по своему произволу подчинить себе жизнь и историю. Томский и Лиза тоже сравнивают Германна с Наполеоном: «... у него профиль Наполеона, а душа Мефистофеля». Мы видим, как идея наполеонизма объединяет этих героев.

Но обратим внимание и на другие сходства. У каждого из них было три жертвы.

Первой жертвой Германна стала Лизавета Ивановна, «пренесчастное создание», «бедная воспитанница», «домашняя мученица». Германну удалось внушить ей чувство любви, и тем ужаснее открывшаяся ей истина: «...эти страстные письма, эти пламенные требования, это дерзкое, упорное преследование, всё это было не любовь! Деньги, - вот чего алкала его душа! Не она могла утолить его желания и осчастливить его!» Если мы вспомним значение имени героини, то поймём, что Германн совершил преступление против Бога, преступил через клятву, оказался клятвопреступником, предал самое святое чувство - любовь. Испытывает ли по отношению к Лизавете герой хотя бы жалость? Спрятавшись в кабинете графини, Германн услышал торопливые шаги Лизы: «В сердце его отозвалось нечто похожее на угрызение совести и снова умолкло. Он окаменел». А после случившегося «ни слёзы бедной девушки, ни удивительная прелесть её горести не тревожили суровой души его». Правда, спустя три дня Германн отправился в монастырь: «Не чувствуя раскаяния, он не мог, однако, совершенно заглушить голос совести...» Но читатель вслед за автором понимает: это не раскаяние, это всего лишь предрассудок. Германн «окаменел» окончательно: в нём не осталось ни совести, ни жалости.

У Раскольникова жертвой становится Лизавета, сестра Алёны Ивановны. Она погибает из-за того, что стала невольной свидетельницей убийства. Но Раскольников жалеет Лизавету, его мучают угрызения совести из-за того, что он убил ни в чём не виновную женщину.

Второй жертвой у каждого из них становится старуха. У Германна жертва - это графиня. Германн не намерен убивать её: его пистолет не был даже заряжен. Но могла ли девяностолетняя старуха выдержать внезапное вторжение ночью незнакомого человека? Какова же реакция героя на смерть графини? Германна опять же не мучает совесть, одно его угнетало - невозвратная потеря тайны.

Вторая жертва Раскольникова - Алёна Ивановна. Он решает её убить для достижения цели, для подтверждения своей идеи.

Но, убивая старуху топором, у Раскольникова остриё топора направлено на него самого. Значит, мы можем сделать вывод, что третьей жертвой становится сам Раскольников. Его идея влекла не только физические убийства, но и моральные. Но Раскольников смог остаться в душе добрым, чутким. Мы видим его моральное перерождение, вся эта трагедия помогла ему стать другим, помогла понять смысл жизни.

У Германна также третьей жертвой падает он сам. Он попадает в «Обуховскую больницу, находится в 17 нумере». В отличие от Раскольникова, Германн падает морально. У него мысль о своей нравственной вине перед графиней была вытеснена сказкой трёх верных карт. «Тройка, семёрка, туз - не выходили из его головы больше никогда. Увидев молодую девушку, он говорил: «Как она стройна!.. Настоящая тройка червонная». У него спрашивали: «который час», он отвечал: «без пяти минут семёрка. Всякий пузатый мужчина напоминал ему туза. Тройка, семёрка, туз преследовали его во сне, принимая все возможные виды...».

Раскольников и Германн были ещё и психологами, они знали, как обворожить, затуманить разум этим старухам, а Германн вдобавок влюбил в себя ещё и Лизавету Ивановну. Человека, который также знает, как обходиться с людьми, мы встречаем в рассказе Л.Е. Улицкой «Пиковая Дама». Это Марек - бывший муж Анны Фёдоровны. В имени Марек звучит что-то уменьшительно-ласкательное, точно так же, как и в имени Мур. Действительно, становится непонятным: почему Мур, ненавидевшая своего зятя, вдруг становится с ним ласкова и вежлива. Нужно иметь неземные возможности, чтобы заставить Мур стать такой милой. На такое удивление Марек небрежно махает рукой: «Опыт. У меня в клинике восемьдесят процентов старше восьмидесяти, все богатые и капризные. Пять лет учился с ними ладить. А матушка твоя - настоящая Пиковая Дама. Пушкин с неё писал».

Марек знает, как найти подход к Мур, он старается с ней быть ласковым: «Ну нет, такую обувь вам совершенно нельзя носить. Я пришлю вам туфли, в которых вам будет отлично. Специальная фирма. Только пусть девочки снимут мерку». Марек околдовывает не только Мур, но и остальных домашних. Его дочь Катя и внуки Гриша и Лена просто не отступают ни на шаг от него, он их очаровал. Очаровал своей изысканностью, желанием уделить каждому внимание, любовь. В Мареке мы так же, как и в Германне, видим раздвоенность характера: сначала он нерешителен, боится Мур, и поэтому бросает Анну Фёдоровну, а сейчас, когда он приехал через много лет, мы видим, какой он стал вежливый и совсем ничего не боится. У него двойственная натура. В Раскольникове Достоевский тоже отмечает раздвоенный характер. Автор приходит к выводу, что совершивший столь зверское убийство на основании своей не менее зверской теории человек должен иметь именно такой характер, и действительно, Родион Раскольников, с одной стороны, наделён лучшими человеческими качествами, с другой - в нём сосредоточено много отрицательного. Главная ошибка Раскольникова в том, что он позволил себе делить людей на чистых и нечистых, причислять их к разным категориям. Никто не имеет права распоряжаться судьбами людей, решать - жить им или нет.

Раскрытие образов главных героев помогло нам понять, что задача писателей была показать вечность существующих проблем. В первую очередь, какую власть над человеком может иметь идея и какой страшной бывает сама идея. Остаётся вечной для всех проблема наполеонизма. Люди с такой теорией ставят себя выше других, своё «я» они превозносят до небес. Также остаётся вечной тема игры мужчины в жизни женщины.

Комментарии


Войти или Зарегистрироваться (чтобы оставлять отзывы)